«Спортивное телевидение будет только расти»

Голосовать

Вспоминаем, как проходил Чемпионат мира по футболу в России: редакция журнала ТКТ поговорила с главным режиссером студийных программ телеканала «Матч ТВ» Юрием Фроловским о московской студии «Матч ТВ» на Воробьевых горах, принципах работы в других городах и важности визуального оформления.

 

 — Перед «Матч ТВ» стояла сложная задача — вещать домашний чемпионат мира. В чем особенность, уникальность показа такого большого мероприятия?

Масса эмоций на поле, на трибунах, на улицах. Масса интересной информации по играм.

Мы имеем много каналов получения этой информации. Это наши собственные силы — корреспонденты, редакторы. Также мы владеем всей статистической информацией, которую предоставляет FIFA, — ее действительно очень много, в каждом матче, порядка 700 информационных позиций.

Мы можем выбрать любого игрока и получить только по нему одному около ста позиций — скорость, расположение, активность, количество пасов, ударов в створ ворот и т. п. То же самое — сравнительные данные по командам — за матч, за чемпионат. И все это в реальном времени. Матч идет, и мы в режиме онлайн обновляем все эти данные, можем наблюдать динамику в деталях по каждому игроку. И, мне кажется, зрителям тоже интересны такие подробности.

 — Скажите, вот эта замечательная студия, построенная в Воробьевых горах,  — кто ее придумал?

Мы ее придумали с художником Антоном Симони в декабре этого года. У нас было несколько вариантов, этот самый удачный.

Впервые мы так сильно вложились в экстерьер. Если провести аналогию с театром, вы же никогда не видите закулисья. А это тот случай, когда мы закулисье сделали видимым, красивым и интересным.

Обычно телевидение — просто черная коробка с декорациями. Но мы, конечно же, хотели быть заметными не только в эфире, хотели показать праздник любителям футбола. Людям было бы интересно посмотреть, как существует наше спортивное телевидение, и это прекрасно можно увидеть через стекла.

 — Идея просто потрясающая! Я много видел открытых студий, но таких, по-настоящему эффектных…

Она очень эффектная. Основная трудность заключалась в том, как сделать ее легкой в восприятии.

Опорных столбов нет, стекла триплекс очень мощные, вес от 300 до 500 кг. Чтобы все это стекло смотрелось ажурно и аккуратно, выдерживало ветровые, дождевые нагрузки, пришлось помучиться. Но это был отличный период — много инженеров, много мыслей… такой прекрасный квест.

 — А затемнение каким вы образом решаете?

У нас отличный оператор Иван Гудков, который прекрасно сочетает работу на ТВ и в кино. В содружестве с ним появилась смелая идея сделать так, чтобы мы управляли солнцем. Для этого использовали два вида пленок. Со стороны фан-зоны — мотированная. Степенью прозрачности можно управлять, это нужно, чтобы смягчать жесткость солнечного света, когда нет облаков. Основная функция — сделать солнце нашим основным источником света. Мы очень не хотели, чтобы внутри стоял миллион приборов и была куча железа. Это у нас прекрасно получилось. Попутно эта пленка нам дает массу забавных вещей. Если сделать ее непрозрачной, она работает как проекционный экран. Вечером мы выдаем информацию на эти проемы.

 — Одна студия — и столько ноу-хау.

А со стороны «Лужников» поляризационная пленка. Она позволяет нам более аккуратно корректировать освещенность человека и фон сзади. На камерах стоит специальное устройство, которое поворачивает поляризационный фильтр. Солнце проходит через два этих фильтра — один на окне, второй на объективе — и мы можем отсекать часть входящего светового потока, при этом ведущий остается в той же освещенности. По сути, мы прикрываем яркость фона сзади, но это уже видно телезрителю.

 — Точку вы тоже идеальную выбралиВсе чудесно получилось за счет того, что было вынесено.

Все иностранцы стоят на Красной площади. Для их зрителей присутствие в России, безусловно, понятнее, когда они видят ее символ. В нашем случае Красная площадь больше ассоциируется с политикой, с парадом, с маштабными концертами, в меньшей степени со спортом. А вот «Лужники», где проходит открытие, закрытие, масса матчей — универсален как фон для освещения Чемпионата мира по футболу.

 — А в других городах что вы строили?

В других городах студий мы не строили. У нас есть в Питере открытая студия, небольшой кораблик на фоне питерского стадиона, где стоит оборудование прямого эфира.

Есть студия на крыше гостиницы «Юность» для дополнительных включений с гостями, преимущественно из шоу-бизнеса. Также у нас есть «рюкзаки», системы TVU, которая использует несколько SIM-карт и позволяет любое место сделать точкой прямого включения.

 — А какое количество персонала в вашем ведении как режиссера сейчас задействовано?

Порядка 150 человек. Они и были на канале, мы совсем немного людей наняли. Есть подрядчики по дополнительному свету и экранам. Все остальное делали силами нашего отдела.

 — У вас отдел внестудийного производства?

Как раз студийного. Есть отдел спортивных трансляций, там занимаются тем, что приезжают на стадион, разворачивают ПТС и снимают самые разные спортивные мероприятия. И есть отдел информационных и студийных программ, который работает с информацией внутри студии.

 — А интернет? Я смотрел на сайте, там одна камера, вторая камера и так далее. Интернет-трансляция тоже через вас организована или это уже другая служба?

Я не занимаюсь интернет-трансляциями, но могу сказать, что опция с разными камерами была предоставлена всем вещателям FIFA.

 — Если вернуться к этому вопросу опять — чем это было продиктовано? Объективно, это же нужны серьезные изменения бюджета, чтобы построить такую студию. Еще какой бюджет — для технически, технологически, инженерно уникальных решений.

Я не уполномочен отвечать на вопросы касающиеся финансов, но могу сказать, что оказалось, что гигантские стекла, которые нам нужны, прекрасно делают под Тверью, в 150 км от Москвы. Нормальное, разумное предприятие, не какие-то привезенные зарубежные технологии. Реально все сделано здесь, собственными силами. Пленка — да, из Китая.

Сами удивлены, что все необходимые материалы доступны, если этим занимаешься полноценно и серьезно.

 — А по технологии эта работа, трансляции, видимо, ничего особенного, кроме масштабов?

Ничего особенного, кроме масштабов, качества сигналов — очень важна координация, чтобы переключились с одного стадиона на другой стадион, с одного корреспондента на другого, когда корреспонденты во всех городах. Просто надо очень быстро работать с линиями. Мы здесь, конечно, получаем не все линии. Имеем из «Останкино» восемь. В «Останкино» же — порядка нескольких десятков. Там работают опытные сотрудники, которые в нужный момент переключают под эфир.

Все технологии известны телекомпаниям, это лишь вопрос подхода, желания удивить. Ну и здоровые амбиции.

 — Мексика, Канада и США будут в 2026 году проводить чемпионат мира в трех странах. А технологии бегут вперед.

– В технологиях, скорее всего, появится трансляция в 4К, более качественная картинка. Наверное, технологии со звуком. Японские коллеги уже давно тестируют системы 8К с 22-канальным звуком, совершенно потрясающие звуковые ощущения. 8К они уже первый раз пробовали в Лондоне в 2012 году, потом это делали в Бразилии, Сочи. И они это будут делать в Японии. Пока это не дойдет до России, потому что связано со скоростью и стоимостью оборудования у телезрителей.

 — Они по кабелю будут передавать.

Конечно, по кабелю. Нас ждут большие, интересные решения в этом плане. Я не исключаю, что лет через восемь мы сможем посмотреть футбольный или хоккейный матч в кинотеатре с полным ощущением, что сидим на стадионе.

Все это работает, технически они это демонстрируют. До нас пока не дошло, но дойдет.

 — Вопрос не в тему — а голография? В голограмму не перейдет все это? В силу своих профессиональных обязанностей вы в любом случае должны заглядывать чуть-чуть в будущее. 8К — это уже предел, не воспринимается глазом, невозможно отличить по большому счету.

Дома развернуть качественную картинку в кинотеатре невозможно, только если в кино. Пока голограмма работает с пленкой. Последний раз мы видели ее в действии, когда снимали открытие фестиваля молодежи в Сочи, там в шоу применили голограмма на пленке, размещенной под потолком. Для нее нужен экран, пленка, которая не видна глазами. Как будут голограммы проявляться в пространстве без этого, даже невидимого, экрана — пока непонятно. Я стараюсь отслеживать такие интересные вещи, но пока технологий нет. Но верю, что скоро что то удивительное в этом плане появится.

 — Как вы оцениваете перспективы спортивного вещания? Телевидение переживает критический период. Интернет-гиганты подбираются и в какой-то момент сожрут традиционные телекомпании. А спортивное телевидение каким вы видите в будущем?

Сам интернет не предоставит вам специалистов: корреспондентов, редакторов, режиссеров и так далее. Он сделает, может быть, более удобную доставку сигнала на мобильный телефон. А те люди, которые камерами проследят за Месси, который расстроен своим проигрышем, они все равно должны быть. И никакие технологии людей за камерой или редактора, который увидит этот матч через призму отношений команды и тренера, не заменят. Как без этого?

Поэтому спортивное телевидение будет только расти. В нашей стране отношение к спорту, слава Богу, меняется — Олимпиада, чемпионат мира по футболу, открывается масса площадок. У меня из окна района на юге Москвы, рядом со МКАДом, видно три прекрасные спортивные площадки у школ, с искусственным покрытием. Люди играют и днем, и ночью. Это внимание. Если больше внимания — больше контента. Больше контента — больше людей в этом будет задействовано. А уже будут они базироваться в «Останкино», либо в любой другой точке мира и передавать это не через спутник, а через интернет…

 — Скажите, Video Assistant Referee (VAR), с вашей режиссерской точки зрения — человека, который находится на стыке технологий и идей, оправдала себя? Видеоповторы добавили драматизма?

Конечно, добавили. Это делает игру более честной. Если до внедрения этой системы мы раньше часто слышали «судью на мыло», то сейчас судьям стало чуточку полегче. У них есть возможность мгновенно реабилитироваться. Не в смысле, что они неправы, а в смысле, что могут подтвердить свою объективность. Это классное решение. Молодцы!

 У нас есть школа правильного спортивного показа мощных мероприятий?

Конечно, есть. Техники достаточно. Но иногда важна не только техника. Важна атмосфера. Когда трибуны полные на любом стадионе, неважно, какой вид спорта, это отражается и на режиссере, который снимает. Он эти эмоции через стену ПТС чувствует. И оператор, который с болельщиками находится на стадионе, вибрирует вместе со всеми. Это передается через, казалось бы, бездушную камеру.

Профи режиссеры, ассистенты режиссера, режиссеры повторов, которые подготавливают все лучшие моменты и дожидаются, когда, не прерывая игру, их можно показать. Это большая сплоченная серьезная группа людей.

 — Последний вопрос. Как профессионал — как вы оцениваете работу ваших коллег из хостбродкаста? Как главный режиссер вы бы что-то поменяли?

Наверное, нет. Когда вы смотрите телевизор и не видите, как это сделано, значит, сделано хорошо. Честно говоря, когда я смотрю трансляцию, я смотрю за футболистами. Я могу себя заставить и начать анализировать, как это “склеено”, но если я проваливаюсь в игру, значит, это сделано круто, ребята знают свое дело! Современный футбол — это просто великолепно. Люди, которые снимают трансляции, тонко чувствуют необходимый момент, тонко чувствуют отношения в командах, все это можно видеть и на крупных планах, когда, допустим, не происходит игра, и при подготовке. Совершенно чудный показ болельщиков, их эмоций. Там все великолепно, там работают отличные профессионалы.