Иван Кудрявцев, ЦТВ: «мы наблюдаем разворот в сторону Востока»

Голосовать

“Мой ребёнок смотрит аниме, что делать?” Таким вопросом нередко задаются люди, которых пугает культура Востока.

О том, что же такое аниме и фэнтези, почему эти жанры становятся популярными в нашей стране, какое будущее их ждет, мы поговорили с Иваном Кудрявцевым, директором по киноканалам компании «Цифровое телевидение». Поводом для беседы послужил запуск телеканала FAN в декабре прошлого года

– Почему для телеканала FAN был выбран формат аниме и фэнтези? Являются ли эти жанры популярными в России?

– Решение принималось исходя из целого ряда факторов. Мы увидели, что растет посещаемость фестивалей, таких как “Комикон” и “Игромир”. Мы обнаружили, что интерес к японской культуре, в том числе интерес к аниме, очень сильно вырос. За два года прирост в Яндексе по запросам “аниме” составил 36%, в Google – 45%. Если говорить о кинопрокате, с 53 млн рублей и 228 тыс. зрителей в 2014 году аниме вырос до 144 млн рублей и 618 тыс. зрителей в 2018-м. Доля аниме в сборах независимой анимации пять лет назад составляла 3,7%, в 2018 году – 14%, а в первом квартале этого года – уже 23%.

Мы видим, что мода на восточную культуру и интерес к ней у молодёжи растут. Интерес к западной поп-культуре был стабилен всегда, целое поколение на этом выросло. Современный русский культурный продукт в значительной степени проникнут западной поп-культурой. Но в среде молодёжи мы наблюдаем разворот и в сторону Востока. У молодых людей вызывает интерес этот новый мир, который нарождается сейчас в Китае, в Японии, в Южной Корее, то есть в Азии. Именно в Азии новый центр мира. Новый центр экономической силы, новый центр культурного влияния. И молодёжь инстинктивно понимает, что в современном мире им ни в бизнесе, ни в культуре, ни в экономике грамотно не сориентироваться, если смотреть, как их старшие братья и сёстры, только на Запад. И это новая реальность.

Я помню, что когда-то выставка Hinode Power Japan занимала полтора этажа гостиницы “Космос”. Сегодня она проходит в 75-м павильоне ВДНХ. И это грандиозно. Поэтому канал FAN – это попытка удовлетворить давно назревший спрос аудитории на качественный аниме-контент и шире – на продукт мировой (а не только западной) поп-культуры.

 – Что вы подразумеваете под качественным аниме-контентом?

– Раньше в значительной степени этот контент был пиратским. Сайты анимешников старались первыми урвать себе кусочек пиратского контента с тех рынков, на которых он рождался, кустарным образом его переводили, и у некоторых даже начало получаться неплохо, и давали это аудитории, которая жаждала увидеть все первой. Но пиратский контент – это потеря и визуального, и аудиокачества, а в итоге – сильные потери смысла. Просто потому, что переводы и озвучание делались непрофессионалами, делались малыми силами. Для телеканала FAN главные шедевры и самые ожидаемые новинки жанра аниме будут профессионально переводиться, озвучиваться многоголосым дубляжом, на профессиональных студиях и транслироваться в формате HD. Аудитория получила возможность познакомиться с этими произведениями ровно в том виде, в каком они были задуманы своими создателями.

 – Тогда нет ли здесь опасности, что люди привыкли потреблять этот контент на пиратских сайтах и официальный телеканал им не нужен?

– Во-первых, мы работаем со многими гуру этого жанра, со многими лидерами мнений, к которым мы обратились за экспертизой. Мы привлекли к переводу настоящих японистов, знатоков культуры. Если дубляж поначалу для аудитории будет звучать как-то странно, незнакомо, то очень скоро наступит понимание, что благодаря тому переводу, который мы предлагаем, не теряются очень многие нюансы смысла, наоборот, палитра ощущения становится богаче, проявляются новые смысловые пласты, когда смотришь профессионально дублированный фильм. Мы с вами все прекрасно знаем, что. Как правило, официальный дубляж огорчает и разочаровывает, когда прокатчики экономят на голосах, на переводе, так как нужно быстрее выдать фильм. В нашем случае это не так, потому что мы готовим материалы очень тщательно и задолго до эфира, и делаем это качественно: работа над созданием канала ведётся уже два года.

Теперь, что касается привычки потребления на пиратских сайтах. Здесь самым красноречивым ответом будет статистика роста потребления легального контента онлайн. Вы же видите, что творится с ростом выручки онлайн-кинотеатров, с ростом их сборов, вы видите, как растёт аудитория легального сегмента. Хотя у пиратов пока ещё гигантская аудитория и мажоритарное присутствие на рынке, но это точно не навсегда. Сейчас технологический порог входа в эту индустрию понизился, привычка легального потребления крепнет, а плата за нарушение авторских прав для пиратов неуклонно растёт вместе с рисками Легальная цифра выдавит нелегальную так же, как когда-то были выдавлены с рынка VHS-кассеты. Онлайн-кинотеатры стало не так дорого создавать, не так дорого поддерживать. Услуга комфортная, проникновение её ускоряется. Конкуренция здесь нарастает, и пиратов рано или поздно задавят. Я думаю, кончится тем, что мы будем потреблять контент, как хлеб в булочной. Мы сегодня не можем представить себе ситуацию, чтобы делался пиратский хлеб. И я уверен, легальный сегмент просто рекрутирует профессионалов из “серой зоны” и они, благодаря своему таланту и предприимчивости, останутся в игре. Эти люди и станут капитанами тех кораблей, что повезут нас в светлое антипиратское будущее.

– Как вы для себя определяете, что такое аниме, и чем привлекателен, на ваш взгляд, этот жанр?

– Мне кажется, аниме – это просто анимация из Азии. Это их способ кинематографического мировосприятия. Анимационное киноационное с Востока, “прошитое” культурными кодами Востока. Ни в одной другой части света вы не увидите столько разной анимации, в стольких разных жанрах, для стольких разных аудиторий. В миксе с мировой поп-культурой это рождает термоядерное контент-оружие, какую-то абсолютную взрывную смесь. За что мы любим аниме? Это вечный двигатель, вечный генератор удивления. Когда вы смотрите сюжет Миядзаки, подлинного мастера этого жанра, вы удивляетесь беспрерывно, настолько это отличается от всего, что вы привыкли видеть в своей жизни. Если преодолеть предубеждения и один раз посмотреть восточную анимацию, то вы точно её полюбите. Восточный киноязык пленяет новизной звучания, жанровым разнообразием и точностью попадания в зрительский запрос, и очевидный рост популярности аниме и комиксов не оставляет в этом никаких сомнений.

Впрочем, FAN посвящен не только аниме. Это первый в нашей стране телеканал, который показывает аниме, научную фантастику, фэнтези и кинокомиксы. Все эти жанры объединяет одно – это выдуманные удивительные миры, миры за гранью нашей реальности Мы хотим удивлять нашего зрителя. Точнее, хотим дать ему возможность утолить жажду удивления. Мы хотим, чтобы FAN стал таким гидом для аудитории по этим выдуманным вселенным и мирам, гидом в эфире, в социальных сетях, в Интернете, в кинотеатрах.

– Тогда объясните различие фантастики, фэнтези и аниме.

– Научная фантастика – это научно-популярные сюжеты, основанные на открытиях, достижениях и пророчествах современной науки, то есть научно обоснованные сюжеты. Фэнтези – это выдуманные фантастические миры, где действует ещё и очень серьёзный фактор магии. Аниме – это всё то же самое, только в виде мультфильмов. Проще говоря, FAN – это канал игровых и анимационных фильмов и сериалов в жанрах комиксов, фэнтези и фантастики.

– Но я правильно понимаю, что производство аниме в других странах невозможно, то есть это именно восточный продукт?

– В любой стране мира можно создать сюжеты и визуализировать их, используя приемы и эстетику аниме. Это нельзя воспроизвести, да и незачем, но можно этим проникнуться, нужно это исследовать, поэтому интересные произведения могут возникать и здесь, вне Востока. Один из инструментов творческого прозрения автора – это когда он проникается чьей-то культурой, начинает говорить как бы языком этой культуры и порой создаёт не менее яркие произведения, чем те, кто в этой культуре рождён.

Например, наш “Шерлок Холмс” с Ливановым и Соломиным. Признан англичанами одной из лучших экранизации в истории. Им нравится, что это создано без лишнего экзальтированного юмора, им нравится, что очень сдержанно снято, им нравится такая минималистичная манера поведения Ватсона и Холмса. Они очень нордические, они очень спокойные, они такие холодно-осенне-туманные. Это комично, но это и с достоинством. При этом им не чужды страсти: Ватсон влюбляется в женщину, Холмс играет на скрипке. Они чудаки, но при этом очень-очень англичане. Поэтому у стен британского посольства в Москве стоит памятник именно этим двум персонажам. Англичане дико любят нашу версию. Они говорят, что русские сняли круто. Так и аниме: в некоторых странах они могут даже оказаться интереснее иных японских. Наши вселенные уже столкнулись, но ещё не слились. Эти две галактики вращаются очень близко, между ними уже много столкновений на уровне отдельных планет. Но пока это разные галактики. А вот в точке, где они соединяются, получается FAN.

– В сентябре депутат заксобрания Ленобласти предложил запретить аниме в России. Понятно, что это полный бред, но всё-таки, цензурируете ли вы какие-то мультики? Потому что культура Востока достаточно жестокая и нашим зрителем может быть воспринята неоднозначно.  

– Я бы сказал, она всякая. Жёсткая и нежная, взрослая и детская, легкомысленная и глубокая. Как любая культура. Но при этом она иная, непривычная, в каждом из своих проявлений. Там, конечно, другое отношение к каким-то вещам, оно чем-то отличается от нашего. Но я вижу, что они ровно так же не приемлют насилие, как и мы.Да,у них другие метафоры, иные символы. Но в понимании базовых ценностей мы никак не отличаемся.

Чтобы обезопасить себя и детей, важно понять одно: “аниме” не равно “мультик”. Если у нас мультики создаются в основном для детей, то в Японии мультики – это продукт для всех. У нас рисованное – значит безопасное. У них это может быть вообще всё что угодно, потому что они языком анимации разговаривают со всей аудиторией и на любые темы – вот что пугает неподготовленную публику. У них есть аниме для детей, для пока ничего не понимающих младенцев, для 30-летних офисных работников, для подростков-девочек, для подростков-мальчиков, для подростков 14 лет, подростков 16 лет. У них всё настолько сильно разбито по нишам, что увиденное может легко не попасть в ваш личный запрос.

“Мой ребёнок смотрит аниме, что делать?” Разберитесь, какое аниме смотрит ваш ребёнок, что там происходит. Прежде чем бояться, что ваш ребёнок смотрит что-то не то, сначала поймите, так ли это на самом деле. Если увидите, что что-то не в порядке, поговорите с ребёнком, сделайте так, чтобы он не смотрел именно это аниме, потому что очень легко под видом мультиков может прилететь абсолютно взрослый продукт.

Мы же нацелены на аудиторию 14–28. Мультики, которые имеют возрастной рейтинг 18+, у нас отмечены с этим рейтингом, то есть мы предупреждаем родителей, что сейчас контент для взрослых. Я бы не сказал, что мы что-то цензурируем, вырезаем, мы просто не покупаем то, что нашей аудитории нельзя показывать.

– Каким вы видите будущее жанра аниме, фэнтези у нас в России, в мире?

– Мне кажется, что эти жанры будут сейчас набирать популярность, на этом будет творчески расти много талантливых ребят. Если вы посмотрите, кто посещает конвенты “Комикон”, “Игромир” и “Хинодэ” в Москве, в Петербурге, в других городах, вы поймёте, что это режиссёры, аниматоры, актёры, писатели будущего. И самое главное – это их зрители и читатели будущего.

Я бы очень хотел лет через 10 видеть русский продукт на нашем канале. Русский продукт этого жанра, русский продукт, созданный под влиянием этих культурных кодов, но чтобы это был наш взгляд на мир. Это будет очень здорово и круто смотреться, и это тоже будет завоёвывать мир.