Футбол, OTT и коллизии права

Голосовать

Рубеж 2017 и 2018 годов стал временем активного перехода традиционных телевещателей в среду OTT. Этот процесс не был безболезненным, а правила игры компаниям пришлось придумывать на ходу. С какими проблемами они столкнулись?

Всплеск активности на рынке вызван чемпионатом мира по футболу, который этим летом прошел в России. Транслировать игры мирового первенства в телевизионном эфире, в Интернете и на мобильных платформах взялись телеканалы «Матч ТВ», «Первый канал» и «Россия 1». Как рассказал «Телеcпутнику» директор проекта «Медиалогистика» Григорий Кузин, согласования различных нюансов показа матчей в Сети продолжались даже в день открытия ЧМ-2018. Дело в том, что на этот счет у ФИФА есть строгие правила, и организация внимательно следит за трансляциями в период турнира. Все владельцы платформ должны использовать корректные версии телеканалов, чтобы избежать штрафов за неправильную трансляцию в OTT-среде.

Проблема вещания линейных телеканалов в среде OTT имеет две стороны: правовую (лицензии, права на контент) и техническую. Платформу для легального распространения OTT-версий телеканалов обеспечивает «Медиалогистика», а также сервис «Витрина.ТВ», который раздает сигнал телеканалов, входящих в «Национальную Медиа Группа», ВГТРК и «СТС Медиа». Некоторые каналы, к примеру «Первый канал» и ТНТ, организовали интернет-вещание самостоятельно. С помощью специального оборудования они передают отдельный поток, который затем забирает «Медиалогистика», добавляет в него специальные метки для проведения телеизмерений в Интернете, а дальше отдает поток OTT-сервисам. Данный механизм был налажен в 2017 году, а сегодня масштабируется на другие телеканалы. По сведениям «Медиалогистики», большинство эфирных телеканалов создали свои версии для вещания в OTT-среде к началу 2018-го. Затем основные действия переместились в правовое поле.

НЕЧЕТКАЯ СРЕДА

Телеканалы, операторы и стриминговые сервисы пытаются на ходу придумать правила игры и следовать им. Основной вопрос здесь: в каком случае использовать OTT-версию телеканала, а в каком — эфирную? Правообладатели интерпретируют его по-своему. OTT — новая среда распространения телевизионного сигнала, которая не прописана четко в законодательстве, поэтому все интернет-площадки договариваются с правообладателями индивидуально. В отношении мобильных приложений у игроков более-менее одинаковая позиция: такие приложения являются OTT-средой. Со смарт ТВ ситуация сложнее: одни считают, что если телеканал транслируется через приложение для «умного» телевизора, то оператор обязан использовать именно OTT-версию канала. Другие настаивают: когда приложение для смарт-телевизора можно применять в сети любого оператора, то это OTT, а если приложение функционирует только в сети конкретного оператора и является его приложением, то это уже IPTV.

Как объяснил директор по контенту компании SPB TV Петр Щербаков, ОТТ-среда классифицируется прежде всего как способ передачи данных — без привязки к интернет-провайдеру или устройству. Директор по развитию ГК «Орион» Елена Ячменникова говорит, что ОТТ — это способ предоставления видеосервисов в интернет-среде, когда видеоконтент хранится в облаке (на серверах), пользователь не ищет его самостоятельно, а получает доступ к видео посредством использования приложений, фактически — интерфейсов для доступа к контенту. «Получается, что среды разные — кабельные, мобильные сети, а способ один — поверх сетей», — уточняет она. «С позиции юристов ОТТ-среда — это совокупность функционирующих в открытых информационно-телекоммуникационных сетях программно-аппаратных инфраструктур, обеспечивающих линейную и нелинейную доставку видеоконтента потребителю», — объяснил управляющий партнер юридической фирмы Semenov&Pevzner Роман Лукьянов.

При вещании эфирного телеканала в ОТТ-среде одно из главных ограничений состоит в том, что эфирный сигнал нельзя отдавать в OTT-сервисы, ведь в нем изначально есть контент без интернет-прав. «Если канал Х включил в свою эфирную программу фильм производства компании Y, а та отдельно продает права для интернет- и эфирного вещания, и у канала Х есть права только для эфирного вещания, то ему уже нельзя вещать в Сети из-за того, что в программе находится единица контента без прав на интернет-вещание, — рассуждает Григорий Кузин. — Пока каналы не станут покупать права и для эфира, и для Сети либо параллельно не начнут создавать отдельные версии для интернет-вещания, где не останется контента без интернет-прав, подобные правовые коллизии продолжат возникать».

Один из вариантов решения — делать так называемые блэкауты и заменять контент на выбранный вещателем. Такой подход применяет большинство игроков. Петр Щербаков заметил, что все большее количество вещателей стали закупать контент на все среды. Он назвал это очень положительным трендом и добавил, что есть пробелы в законодательстве с избыточной и согласованной на рынке классификацией всех сред распространения телевизионного сигнала. По наблюдению Елены Ячменниковой, ситуация в области интернет-вещания телеканалов развивается настолько стремительно, что различия между эфирным сигналом для спутниковых и кабельных сетей и сигналом, который отдают для интернет-вещания, перестанут существовать уже в самом ближайшем будущем. «Сегодня мы в “Телекарте Онлайн” используем версии каналов, предназначенные для интернет-вещания. Часть телеканалов также дают нам права на использование функций управления эфиром: таймшифт, пауза, вслед за эфиром», — сообщила она.

ПРАВА И ПРАВИЛА

На рынке нет общих для всех правил, касающихся прав на контент для вещания в OTT-среде, а каждый крупный медиахолдинг придерживается собственного подхода в этом вопросе. Как следствие, компаниям приходится договариваться с правообладателями индивидуально в каждом случае, а монетизация OTT-телевидения буксует. «По опыту работы с иными контентными средами могу сказать, что степень индивидуализированности бизнес-подхода в работе с правообладателем зависит от его размеров: чем крупнее, тем больше внимания нужно уделять индивидуальному подходу», — говорит Роман Лукьянов. По его ощущениям, единых и строгих стандартов здесь нет, хотя какие-то общие формулы вывести наверняка можно. Петр Щербаков напоминает, что есть существующее законодательство и формулировки юристов, трактующих букву закона. Юристов править можно, закон — нет, а если и можно, то небыстро. «Все каждый раз сильно индивидуально, но из позитивных новостей — теперь никто не вздрагивает при слове “ОТТ-права”», — заметил он.

Как говорит Елена Ячменникова, общих правил трансляции видеоконтента в интернет-среде нет не только в России — во всем мире ситуация примерно похожа. По ее словам, это обусловлено стремительным развитием технологий, в том числе в сфере мобильных устройств. Кроме того, меняется формат видеоконтента, он адаптируется к потребностям аудитории, и это уже не зрители, а пользователи. В пример Елена Ячменникова привела добрые и поучительные полнометражные мультфильмы от Disney, которые когда-то были эталоном детского телесмотрения. Затем таким эталоном оказались быстрые, даже взрывные мульт-истории, например «Маша и медведь». А сегодня ими стали короткие сюжеты из реальной жизни: видео про игру с куклой, машинкой, динозавром. «За столь стремительной сменой запросов не успевает не только законотворчество, но и профессиональное сообщество в определении новых форматов и сред. Опорным столпом как у нас, так и в других странах продолжает оставаться авторское право. Это общее правило, и ориентируются все на него», — добавила директор по развитию ГК «Орион».

КАЖДЫЙ ПОШЕЛ СВОИМ ПУТЕМ

Мы попросили экспертов пояснить, почему до сих пор остро стоит проблема наличия у телеканалов версии для вещания в ОТТ-среде. По словам Петра Щербакова, эфирные телеканалы находятся на пути решения этой задачи, и большая часть каналов уже обзавелась интернет-версиями. «Они прекрасно осознают важность этой среды распространения, но понадобилось время на выбор стратегии развития, очистку прав, выбор технологии доставки, измерений. Это потребовало много инвестиций», — объяснил директор по контенту SPB TV. Петр Щербаков сообщил, что каждый медиахолдинг решил изобретать велосипед и идти своим путем, делая все разработки самостоятельно либо привлекая разных поставщиков для создания с нуля и не пользуясь существующими на рынке решениями. «Тем не менее большинство потоков обязательных каналов для ОТТ в мультикасте и HLS уже есть на М-9 в нескольких точках. А неэфирные каналы уже практически все почистили права», — добавил он.

По мнению Романа Лукьянова, в вопросе интернет-прав большую роль играет маркетинг и аудиторное ориентирование. Во-первых, не всем нужен весь контент. Во-вторых, существует понятие эксклюзива: если один игрок на рынке забрал права, то второй может их не получить или получить значительно позже. В-третьих, какой-то контент просто по политическим соображениям — внутренним корпоративным гайдлайнам — закрыт для Интернета на продолжительный срок. Причин достаточно много.

Григорий Кузин считает, что приобрести интернет-права на все невозможно даже при наличии неограниченного финансового ресурса. Он задался вопросом: зачем делить права на OTT, эфир и кабель, ведь в какой-то момент весь контент окажется в Сети? А значит, будут востребованы одни права — на Интернет.