Интенсив Стива Каплана для сценаристов комедии

Голосовать

Как показали исследования, 96% людей считают, что у них все отлично с чувством юмора. Ну, или как минимум оно присутствует. На деле это не совсем так. Точнее, совсем НЕ так, и большая часть из этих 96% — не такие уж и весельчаки, поэтому у людей пишущих увозникает вопрос: как писать смешно, но не перешутить? Где эта золотая середина и точное количество шуток на страницу текста? И как при этом охватить наибольшую аудиторию? И что вообще делает комедию — хорошей комедией?

Стив Каплан — мастер в любом из этих вопросов. Его ученики выиграли 10 премий Эмми, две премии Гильдии сценаристов США и даже Оскар! Именно они работали над всеми теми известными юмористическими сериалами, начиная с “Все любят Реймонда”, заканчивая “Субботним вечером в прямом эфире”. Так что, сказать, что Стив знает толк в комедии — ничего не сказать.

Недавно как раз обсуждали со Стивом ошибки начинающих сценаристов комедии, тренды современные и почему ж комедию так чертовски сложно писать. Не буду пересказывать, процитирую наш диалог:

Джон Батчер: Так почему, с вашей точки зрения, комедия признана всеми как самый сложный жанр?

Стив Каплан: Ой, я очень много времени потратил на то, чтобы это понять. Первая и самая большая проблема заключается в том, что все почему-то считают себя невероятно смешными. И что они-то уж точно в курсе, как рассмешить другого. Но смешно — это ж понятие относительное, надо понимать, что смешное для вас может быть совершенно несмешным для меня. Вот вы создаете героя таким, что зритель себя с ним ассоциирует и находит много общего, проявляет симпатию, а потом вы этого самого героя убиваете — вы понимаете, да, что можете убить симпатию ко всему сериалу/фильму? Ну вот убивают Джона Сноу, и что? Да все ж, мягко выражаясь, негодуют! Нельзя Джона убивать! Я тоже его люблю, нельзя дать ему умереть! Такую же осторожность надо проявлять когда шутишь. На примере той же Игры Престолов: если начать шутить о том, что Сэм — жирный, возможно, кому-то и станет смешно. Но непременно найдется и тот, кто будет таким сортом юмора недоволен.

В этом, я считаю, и заключается проблема: люди стараются быть смешными вместо того, чтобы пытаться написать комедию. Это ж целое искусство — писать голую правду о людях, именно это смешно! Я не думаю, что комедия создается благодаря какому-то алгоритму действий, она не укладывается в какие-то временные рамки. Говорить о причастности определенной комедии к какому-то определенному времени — то же самое, что говорить, что джаз — это не на века.

У комедии свой ритм и своя музыка, комедия — это песня правды, скажем так, это правда о людях, таких, какие они есть, и если вы это понимаете и можете рассказать об этом так, чтобы как минимум вам и вашим друзьям стало смешно — это уже отличное начало.

ДБ: Расскажите, какие именно ошибки допускают новички?

СК: Ну как раз о чем я и говорил — пытаются быть смешными, не понимая самой сути. Пытаются шутить не меньше N раз на страницу текста или же наоборот, не допускать пробелов между шутками в N страниц. Посмотрите ту серию Сейнфилда под названием Конкурс. В первой сцене они просто сидят за столом и обсуждают абсолютно абсурдные вещи: если бы их захватили террористы, вы бы предложили им услуги прачечной? И один из героев говорит: “Да, так бы и сказал: “Снимайте штаны, снимайте футболку, быстро все в стирку несите!”” И тут возникает диссонанс, конфликт: сцена захвата — это как бы не шуточная ситуация, это несмешно. Но представления героев о том, как бы они повели себя в этой ситуации, эта наивность и нелепость происходящего — вот что смешит. И главное: в комедии надо отрезать все лишнее. Надо давать ровно столько информации о ситуации, сколько надо, чтобы стало смешно. Но не настолько много, чтобы эту самую шутку зарубить на корню, никогда не надо шутки пояснять.

Еще одной из часто совершаемых ошибок является непреодолимое желание автора напичкать диалоги остротами. Если вы смотрели комедии, вы наверняка заметили, что обычно тот, кто больше всех говорит, тот и есть самый большой дурак. И где-то рядом должен быть еще один персонаж, который старается идти в ногу с ним, он, как правило — главный герой (как в фильме Невезучие, например — прим. переводчика).

Давайте вспомним сцену из фильма “Все без ума от Мэри”, где Крис Эллиот учит Бена Стиллера как ходить на свидания. Крис отпускает пошлые шутки, на что Бен ему отвечает: “Я просто устал”. В ответ Крис хлопает его по спине, мол, молодчина, ведешь себя как девчонка, а девочкам это иногда нравится!

И смех тут не в пошлых шутках, и не в том, что Бен как девчонка. А в том, что один из персонажей пытается найти смысл там, где его нет, но, тем не менее, тратит на это много энергии и сил.

Еще одна ошибка, я б назвал ее так: сложность на сложности и сложностью погоняет. Такие комедии, в которых происходит событие, вытекающее из другого события и влечет за собой третье событие, а четвертое событие является логическим завершением… Нет. Хорошая комедия строится как раз на одном большом событии или обмане, да чем угодно существенном. И именно это существенное влечет за собой все остальное (что, к слову, должно быть не наигранным!).

Вообще все должно быть очень естественным и гармоничным. Например. Ребенок загадывает желание: “Хочу стать старше”. Ложиться спать, просыпается, а он — взрослый Том Хэнкс. Вот все остальное помимо этой завязки должно быть максимально естественным. Не должно за ней следовать еще одно сумасшедшее событие, а за ним — еще одно и так далее, в попытках сострить и навертеть в кучу несовместимое. Это не делает ситуацию смешной, только лишь убивает нашу веру в реальность происходящего.

ДБ: А расскажите о мастерах комедии, о тех, кто действительно добился успеха?

СК: Ну, во-первых, это Луис Си Кей. Он вообще прекрасен, я считаю. Дэвид Крейн, он “создал” Друзей и сейчас работает над сериалом Эпизоды, который я вообще считаю одним из самых смешных. Майк Джадж, автор Офисного пространства, сейчас работает над Силиконовой долиной. Джадд Апатоу, несмотря на то, что он не все пишет самостоятельно. Можно прям проследить его рост начиная с 40-летнего девственника и заканчивая Приколистами — там очень много хороших моментов.

Стив Мартин тоже хорош. Начиная с фильма Придурок, продолжая Клевым парнем и заканчивая Роксаной и Лос-Анджелесской историей. Есть еще, конечно же, Вуди Аллен, который, кстати, перестал писать комедии, заявил, что не хочет за детским столиком больше сидеть, мол, хочет за взрослый. И все же, в жанре комедия он снял прекраснейшую Полночь в Париже.

Среди новичков можно отметить Скотта Нойстедтера и Майкла Х. Уэбер, написавший 500 дней лета. Ну, и, конечно же, у нас есть множество замечательных людей, работающих в студии Пиксар. У них же на счету не только мультики, есть и фильмы, причем, это величайшие комедии, я вам скажу! Так что, есть много, очень много людей, которые не перестают делать хорошие вещи.

Д.Б: А скажите, есть ли какая-то особенная структура у комедии? И сложно ли ее “переделать” в другой жанр?

С.К.: Ой, ну вы всегда можете взять за основу комедии историю какого-то героя. Я как раз сейчас работаю над книгой, в которой разбираю эти моменты: чем комедийная геройская история отличается от обычной. Но главное в комедии, повторюсь, упор делается на то, как взаимодействуют персонажи друг с другом по ходу повествования.

Работал я однажды с парнем, который к нам пришел из “драмы” и решил написать коммерческую комедию. Он набросал сюжет, он нашел логическое завершение этому сюжету… и все вот эти все запутанные непонятные переходы от одного события к другому (их мы, конечно же, убрали потом). Но я говорю об этом к тому, что как раз в этом и есть одно из существенных отличий комедии — не перегруженный событиями сценарий. В хорошей комедии должно быть только одно непредсказуемое событие.

Если вы смотрите комедии, вы точно знаете, что самый смешной персонаж тот, который понимает абсурдность ситуации, но ничего не может с ней поделать. Если в вашей комедии такого нет — нет и комедии. И тогда ничего другого не остается, кроме как напичкать фильм всеми этими пирогами в лицо, падениями на банановой кожуре и так далее. Комедия-то в том, что лежит между строк, а не в том, что бросается в глаза.

Д.Б: Как считаете, комедия изменилась за последние годы?

С.К.: Она стала быстрее. Вот смотришь комедию 50-х годов, и она такая размеренная. Поднялись не только темпы производительности и количество комедий в год, но и темпы самой комедии. Вот смотрю сейчас Серебряную стрелу, ну какая же она медленная и длинная!

Язык изменился. Сейчас в комедии можно говорить о чем угодно и что угодно, раньше это было невозможно. Если раньше юмор был тонким и над некоторыми шутками надо было думать, то сейчас все в основном “рубят в лоб”. Риторический вопрос задам: в чем больше искусства, как думаете?

Думаю, еще стоит обсудить то, что женщины несмешные, надо развеять этот миф. Эми Полер, Тина Фей, Эми Шумер…

Д.Б.: А как думаете, технологии изменили комедию? Ну, то есть, отличия же есть в написании сюжета для фильма и для какого-то блога?

С.К.: Ну смотрите. Сценарий к фильму — это что? Это проблема и ее разрешение на протяжении 90-120 минут. На телевидении вам даже эту проблему и не надо решать, все, что вам нужно — держать зрителя в напряжении. И в эту проблему чаще всего вы подселяете какую-то семью, большинство сериалов о семьях, будь то хоть C.S.I. Место преступления, хоть Все любят Реймонда — это все о семьях. Вы создаете семью и начинаете о ней заботиться. В ней будет мама, папа, как полагается, какой-нибудь странный родственник или сумасшедший братец… И вот на протяжении всего сериала этот фриковатый персонаж будет создавать то самое напряжение, будет той проблемой, которую нельзя будет решить.

Что же касается блогов… Это только наброски комедии, и хоть эти наброски и близки к масштабной комедийной работе, все равно нельзя сваливать это в одну кучу.

Технологии дошли до того, что сейчас каждый может что-то снять. Как думаете, сколько потратили ребята, снявшие ситком “В Филадельфии всегда солнечно”? 8 тысяч долларов. 8 тысяч они потратили на сериал, можете представить? И плюс всех этих технологий в том, что если у тебя действительно есть рвение, талант, ты можешь просто снять и выложить. И если это действительно хорошая вещь, ее увидят, непременно увидят! Станет ли оно знаменитым, заработаете ли вы денег на этом — другой вопрос уже.

То есть в принципе успех людей перестал зависеть от каких-то корпораций. Все можно сделать самому. Одна история парня, который выкладывал в Твиттер перлы своего отца чего стоит. Вчера выкладывал в Твиттер, сегодня уже есть такой сериал. Сериал-то в итоге провалился, но слушайте, твиты СТАЛИ сериалом.

Д.Б: Какой совет дадите начинающим сценаристам комедии?

С.К.: Пусть пишут о главном. О главном для себя, о том, что им важно. А не то, что им проще всего написать.

Д.Б: Ну, и напоследок. Назовите свои любимые комедии?

С.К.: День сурка. Энни Холл. Манхэттен. Афера — прекрасный пример повествования, просто превосходный. И последнее — Житие Брайана по Монти Пайтону. Хотя бы из-за заключительной песни.

 

Джон Батчер — писатель и преподаватель, автор некольких книг о писательстве и сценарном искусстве. Работал на такие организации как HBO, преподавал в Лос-Анджелесской Студии Кинематографии, проводил конференции по всему миру.

 

Текст статьи взят с сайта http://www.la-screenwriter.com…