Марина Геворкян, «Сноб»: «Хватит пахнуть нафталином и брюзжать с полки»

Голосовать

Медиа живут в гостях у социальных сетей. Вы можете пользоваться кухней и ванной, но это не ваш дом. Facebook и другие сети не занимаются благотворительностью.

В январе 2018 года Марк Цукерберг объявил, что теперь в новостных лентах в приоритете котики от друзей и родственников. Все! СМИ попрощались с трафиком. Тут же появился прекрасный «Яндекс.Дзен» на белом коне, но медиа урок усвоили. Всем нужен свой дом, и ни в какой корзине нельзя хранить слишком много яиц.

МЕДИА ЖИВУТ В ГОСТЯХ У СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ. ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ КУХНЕЙ И ВАННОЙ, НО ЭТО НЕ ВАШ ДОМ

СМИ потеряли монополию на информацию. Раньше что-то сказали по «ящику» — значит, так оно и есть. Если и врут — все равно других источников, кроме слухов, нет. А сейчас даже непонятно, что считать медиа. «Яндекс», Google — все они медиа в той или иной степени. Более того, появилась обратная связь. Не письма в редакцию, а моментальные сообщения и комментарии, которые бывают очень болезненные. Редакциям пришлось перестраиваться, учиться фильтровать входящую информацию и выбирать, на что обращать внимание, а на что не реагировать.

17
лет в медиа

работала в 2 компаниях, включая «Сноб»

12
часов длится рабочий день

Я устала от негативной повести в России. Да, у нас нет выборной системы, смена власти в нашем государстве всегда была соглашением элит, но, посмотрите, какой колоссальный путь страна проделала за время своего существования. В конце 90-х годов никто вообще не понимал, что такое рыночная экономика. За 25 лет все так быстро изменилось, что у нового поколения совершенно иные ценности. Поэтому я против сплошного негатива, я хочу слышать разные мнения. Пусть люди обсуждают насущные вопросы и слышат друг друга. Этим СМИ и отличаются от блогеров. Последние всегда транслируют личную позицию, а медиа — палитра мнений. И чем разнообразнее авторы, тем разнообразнее аудитория.

Хватит пахнуть нафталином и брюзжать с полки. Для поколения Z видео победило текст. И когда молодежь подрастет, свои привычки она не изменит. Раньше текст в пять тысяч знаков считался колонкой, а сегодня это уже лонгрид. Можно плыть против ветра, но зачем? Если медиа хотят выжить, то в ближайшие год-два им необходимо научиться перепаковывать контент, использовать разные каналы дистрибуции, внимательно следить за всем новым и меняться вместе с обществом.

У аудитории «Сноба» блокировщики рекламы установлены на уровне мозга. Нужна персонализированная коммуникация, чтобы монетизировать подобную аудиторию. Именно поэтому 80% выручки для нас генерируют нативные проекты. Моя задача как издателя — стандартизировать рекламные продукты, чтобы каждый раз не выдумывать велосипед.

В ИДЕАЛЬНОМ МИРЕ ДОЛЖНО СУЩЕСТВОВАТЬ САМОРЕГУЛИРУЕМОЕ СООБЩЕСТВО, НО ПОКА ЕСТЬ ТОЛЬКО ТЕРРАРИУМ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ

Цензура должна быть, ведь медиа — это оружие. Когда новостники «Сноба» выложили видео нападения в Керчи, то получили по шапке и от меня, и от главного редактора. Такое нельзя публиковать ни за какой трафик. Нормальный человек смотреть подобный контент не захочет, а идиотов и психопатов без того хватает. СМИ должны быть социально ответственны. В идеальном мире должно существовать саморегулируемое сообщество, но пока есть только террариум единомышленников.

Секс — очень важная часть жизни. Сейчас шутят, что в пирамиду Маслоу добавили также зарядку и Wi-Fi. Про зарядки мы пока не пишем, а вот о сексе должны писать, но важно делать это правильно, без желтизны. У нас была серия публикаций о том, как устроен порнобизнес в Будапеште, регулярно выходят колонки о сексе от Арины Холиной. Такие материалы интересны нашей аудитории и позволяют привлечь правильных читателей. В этом принципиальная разница качественного контента от кликбейта. Через кликбейт к вам приходит трафик, который даже даром не нужен.

Преимущество независимых СМИ в том, что мы можем хайповать. Билл Гейтс как-то сказал: «Content is King». С тех пор ничего не изменилось. Технологии — сосуды, а контент — кровь. Именно контент помогает выжить независимым медиа, а когда ты сам себе начальник, то можешь создавать интересные проекты без оглядки на инвесторов.

БИЛЛ ГЕЙТС КАК-ТО СКАЗАЛ: «CONTENT IS KING». С ТЕХ ПОР НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ. ТЕХНОЛОГИИ — СОСУДЫ, А КОНТЕНТ — КРОВЬ

Если ты продал десять пирожков, а испек семь, то либо возвращай деньги, либо недоплачивай повару. Других вариантов нет. В медиа все то же самое. Поэтому неправильно, что отделы продаж сидят на KPI, считают каждую копейку, а производители контента ни к чему не привязаны. Я бы разделила заработок журналистов на фикс и переменную часть, которая зависит от просмотров, кликабельности или еще каких-нибудь метрик. Для среднего уровня такая система достаточно эффективна. Думаю, что скоро мы к ней придем. Я и главный редактор уже имеем свои цифровые KPI, постепенно эта система будет спускаться все ниже. Надо зарабатывать и повышать эффективность.

Журналистика — это не образование. Заканчивают иняз многие, но лишь единицы становятся синхронистами. Со всеми новыми технологиями в журналистике выживут только сильные и яркие личности. Средних заменят UGC (пользовательский контент. — Прим. ред.) и блогеры.

Журналистика не станет профессией будущего, но и роботы ей заниматься не будут. Они — наши помощники, которые позволяют автоматизировать процессы. Но как бы много данных ни было у искусственного интеллекта, как Александр Глебович Невзоров он писать не сможет. Даже в новостной журналистике у человека больше возможностей. Когда вы общаетесь с кем-то тет-а-тет, то вступаете в отношения, появляется доверие. Вряд ли вы доверитесь Алисе или какому-нибудь другому роботу. С ними не договориться.

ОДИН НА ОДИН С БРЕНДАМИ

Лучшее место для отдыха: Гималаи.

Мой день начинается с:Зарядки. Лет 25 уже как.

Мой автомобиль: Audi.

Моя марка одежды: North Face, Burberry.

Мой гаджет: Apple.

Журналист как бренд:Владимир Познер.

МойIcon Brand: Apple.

Когда становишься владельцем компании — отношения с коллективом меняются навсегда. Я в «Снобе» почти десять лет, из которых последние шесть занимаю позицию гендиректора. Для сотрудников я всегда была стеной, за которой они могли спрятаться, у меня же было укрытие в виде собственника компании. Но с 2017 года я стала владельцем проекта, и прятаться больше негде. Для команды любого проекта смена руководства или владельца — это всегда кризис. У нас тоже был период волатильности, привыкания к новым реалиям, но добровольно никто не ушел.

Забейте меня камнями, но вытаскивать наружу свои личные драмы я не хочу. Поэтому я совершенно неактивна в Facebook. Посочувствовать могут только друзья и близкие люди, а всем остальным ты безразличен. Не стоит давать пищу для медиасрачей.

У меня есть селфи с Далай-ламой. Он очень простой человек, шутит, смеется. Очень любит щипать полицейских, чтобы они улыбались, потому что считает их самыми серьезными людьми. При этом от него исходит какая-то благодать. Далай-лама учит гигиене чувств. Тому, что чистить надо не только тело, но и эмоции, не держаться за негатив и зло. Все это вроде бы очень простые и человеческие идеи, но почему-то мы часто о них забываем.

Герои в альпинизме — люди на один раз. И это правило очень помогает мне в бизнесе. Важно понимать, когда стоит переждать или отступить, концентрироваться и терпеть. Альпинизм — это медитация и постоянная работа над собой. Не все вершины можно преодолеть с первого раза, но чем больше попыток будет, тем ценнее победа. Именно так я и смотрю на бизнес.

СО ВСЕМИ НОВЫМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ В ЖУРНАЛИСТИКЕ ВЫЖИВУТ ТОЛЬКО СИЛЬНЫЕ И ЯРКИЕ ЛИЧНОСТИ. СРЕДНИХ ЗАМЕНЯТ UGC И БЛОГЕРЫ

В Гималаях ты никто. Именно там ты понимаешь все величие природы, которая была до и останется после тебя. Я это почувствовала на себе, когда оказалась в Непале во время землетрясения 2015 года. Когда все началось, я была в монастыре Ронгбук, откуда на Эверест выходили многие известные экспедиции. Мы выбежали за мгновение до того, как обрушилась монастырская стена. Очень страшно проезжать места, где еще неделю назад ты видел населенные деревни, а теперь ничего не осталось. Такое не забываешь.

На Кавказе тоже чувствуется сила, а если взять какие-нибудь Альпы, то там тебя не покидает ощущение, что эти горы существуют только для того, чтобы по ним неспешно прогуливались швейцарские бабушки и дедушки.

Меня страшит будущее. Человечество заигралось с экспериментами. Биология, генетика, гонка вооружений. Мы нарушаем естественный отбор, нас слишком много. Складывается ощущение, что процентов 30 от населения не должны были существовать. Не дай Бог, случится пандемия, тогда нам всем несдобровать.

Ничего не бойся — лучший совет, который я когда-либо слышала. Кто боится, тот погибает.

Из любой профессии надо уходить, если для тебя она становится исключительно средством заработка. Когда тебе скучно и неинтересно, то ничего не получится.

Источник